ДУХОВНЫЙ ПУТЬ

 

Виталий — путешественник. И цель его поисков — познать истину, найти ответы на самые сложные вопросы человечества: кто мы, зачем мы, кто такой Бог, и что есть духовность…

Когда-то он поведал мне такую историю:

 

“Я узнал, что в Тайге в 300 км от города N есть древний мужской монастырь. И есть там один монах, которого при жизни назвали святым. Говорили, что он напрямую общается с Богом.

Я собрался в путь, чтобы познакомиться с ним и получить ответы на мои вопросы.

 

Дорога была длинная, долгая и трудная. Но меня это не пугало. Скорее наоборот: я знаю, что путь к истине не может быть легким, поэтому даже радовался. Уверенность, что меня ждет откровение усиливалась по мере усложнения пути.

И монастырь я таки нашел.

Если бы я знал тогда, что это — только начало пути…

 

Монастырь, действительно выглядел очень древним. Выстроен из дерева. Но вполне еще крепкий. И выглядел он удивительно и неожиданно среди сотен километров безлюдной неприветливой природы.

Монахи жили натуральным хозяйством, мало кто о них знал. И мало, кто их посещал. Но и мой приезд не поколебал их смиренного спокойствия…

Да, действительно, они мне поведали о святом старце, который был среди них. Но вселился бес в него. И был старец изгнан из монастыря пару лет назад!

Моему разочарованию не было предела. Никто из присутствующих не мог мне объяснить, как тот общался с Богом, и было ли вообще такое на самом деле. Ясно было одно — старика тут больше нет. А история его покрыта тайнами.

 

Близились холода. В этих местах зима наступает быстро. Я побыл еще неделю в монастыре и собрался в обратный путь.

Парень из ближайшей далекой деревни, с которым мы договорились, что он довезет меня до станции, рассказал по дороге, что его бабушка — травница. Собирая растения в лесу, она увидела признаки человека. И она убеждена, что это старый монах поселился в тайге. Идти ему было некуда.

У меня снова появилась надежда. Факт изгнания святого из монастыря, что-то ранее я о таких фактах не слышал, еще больше убедил меня в удивительности этого человека. А теперь, когда он превратился в загадочную легенду, шанс найти его вселил в меня невероятные силы.

Я отказался ехать на станцию. И попросил юношу отвезти меня к его бабушке.

 

Примерно так я себе и представлял потомственную травницу. Вся закутана в бесформенные темные одежды. Немногословна, и ведет себя так, как будто никого рядом нет. Но когда смотрит на тебя, то непременно — в глаза. И ты понимаешь, что она знает о тебе все! Даже то, что ты сам боишься узнать…

 

Бабуля рассказала мне, в каком примерно месте она видела в тайге признаки человека. Оказалось, что это километрах в 30-ти отсюда. Проводником моим она, конечно, быть отказалась. В такую погоду, когда того и глядишь снег пойдет, это опасно.

Но меня остановить было невозможно!

Кроме того, дома меня ждала приемная дочь. И я обещал ей вернуться. Ее любовь и вера в меня были моими защитниками. Поэтому никакие сомнения меня не сдвинули с выбранного пути.

 

Я пошел в тайгу.

Нет смысла рассказывать, как трудно передвигаться и ориентироваться в этой местности, какая неприветливая может быть осенняя тайга. Мои опыт экстремальных путешествий, закалил меня. Поэтому трудности передвижения по этому лесу воспринимались мною естественно.

 

Периодически только возникало беспокойство, найду ли я монаха. Не окажется ли все это напрасным? Сможет ли он дать мне ответы на мои вопросы? Или эта легенда никак не прольет свет на ту темноту, за которой прячется наша душа?..

 

Через два дня пути пошел снег. Передвигаться и ориентировать стало сложнее. Сутки пришлось пережидать в палатке, потому что разыгралась сильная метель.

На другой день я решил продолжить путь, несмотря на плохую видимость, порывистый ветер и уже глубокие сугробы.

 

Холод, усталость стали сказываться. Я шел очень медленно. И вдруг я встал на казалось бы ровный снег, нога провалилась, подвернулась и я полетел кубарем в овраг. Острая боль пронзила ногу и голову, я закричал и потерял сознание…

Очнулся я лежа на чем-то мягком, в тепле и темноте. Где-то справа был тусклый источник света, кажется свеча или лучина. Я застонал, проверяя свои возможности.

И вдруг над моим лицом склонилось что-то темное и мохнатое. Инстинкты сработали — я весь напрягся для борьбы, но боль в ноге и ее скованность меня остановили.

Тем временем свет приблизился, и я увидел грязного заросшего бородой и седыми волосами старика.

Пару секунд ушло на то, чтобы осознать кто я и где я.

Кажется, я нашел его! Или он меня…

Без всякого вступления старик сказал мне, что обнаружил меня в лесу. Недалеко от своей землянки. У меня сломана нога. И небольшая ссадина на голове. Заверил меня, что идти мне, конечно, никуда нельзя. А я, собственно, и не собирался.

 

Я уже понял, что это ОН. Но все не решался уточнить. И наконец спросил: ты — тот самый святой изгнанный монах?

На что он мне ответил: “Свята любая жизнь на земле, изгоняются инакомыслящие из любого общества, и да, я был монахом много лет!”

— Я искал тебя, чтобы ты рассказал мне тайны своего общения с Богом. И поведал мне, что же такое духовность. Как достичь просветления?

 

Похоже, холод этих мест не располагает людей к длинным пустым разговорам. Старик промолчал. И только через некоторое время сказал: “Ты спи. Я расскажу тебе свою историю, и ты сам все поймешь.”

 

Несколько дней я больше спал, чем бодрствовал. А общались мы только по вопросам лечения моей ноги, головы и лихорадки. Старик поил меня каким-то горьким чаем. И все прикладывал разные примочки то к ноге, то к голове.

Передвигался он медленно, тело его было ссутуленным, как будто он все время нес тяжелую ношу. И мне показалось, что ему лет 90. На мой вопрос о возрасте, он сказал, что давно уже не считает годы. А родился он в 1917 году. Зовут его Лев. Это мирское имя, которым его давно никто не называл. Монашеское наречение сейчас уже не имеет значения…

 

Прошло несколько дней, а может недель. И я стал выздоравливать. Нога все еще болела и была туго привязана к деревянной планке. Но опухоль спала, голова перестала болеть, силы возвращались. И состояние уже было такое, что можно было бы и попрыгать. Что я и начал делать, передвигаясь по малюсенькому помещению на одной ноге.

Жил старик неизобильно. Но еды все же хватало нам двоим. С учетом и моих припасов.

Говорили мы на отвлеченные темы. Я терпеливо ждал, что он сам заговорит о том, что нужно мне.

До этого у меня уже был опыт общения с просветленными мудрецами. И я знал, что они сами чувствуют, когда ученик готов услышать учителя. Хотя Лев, конечно, не выглядел как великий учитель. Никакими откровениями не сыпал. Но было что-то такое мудрое и жизненное в каждом его экономном движении, в каждом его редком слове… Просто его присутствие рядом настраивало на какую-то новую волну. Волну присутствия, чувствования, пребывания в умиротворении.

И только когда я задумывался о том, что нахожусь в глубине тайги в землянке занесенной снегом, когда ум начинал переживать, как тут вообще можно выдержать суровую зиму, я выпадал из этого потока. Но буквально одним вопросом или просьбой дедуля возвращал меня на свою волну. И меня накрывало, как теплым одеялом, состояние покоя, мира и уверенности…

 

Ближе к зиме Лев стал болеть. И теперь уже я поил его чаем.

И вот как-то лежа в кровати он мне сказал: “Расскажу я тебе свою историю.”

Я замер в ожидании и предвкушении.

 

Дедуля начал свой рассказ.

“Когда началась Вторая Мировая я был уже женат. Родились у нас две доченьки погодки. Младшей было пару месяцев, когда я ушел на фронт. Представляю, как тяжело было моей жене…

Как-то во время битвы за город Х, мы с отрядом забаррикадировались в здании театра. Долго отстреливались, но нас окружили. И взорвали здание по периметру.

Очнулся я по бетонными завалами. В полной тишине. Ни криков, ни стонов. Я понял, что в живых никого не осталось. Все мое тело было раздавлено и поломано. Только чудо могло меня спасти.

И я стал молиться! Я просил Бога спасти мне жизнь. Я обещал, что буду служить Ему до конца дней, если Он даст мне такую возможность!

Не знаю, сколько часов или дней я там провел. Периодически проваливаясь в небытие, все остальное время я молился, как мог.

И чудо случилось! Меня нашли! Как-то извлекли из-под завалов и отвезли госпиталь.

 

Целый год меня собирали по частям. Когда я вышел из госпиталя, война уже закончилась.

Я мог вернуться домой. Но я обещал служить Господу.

Поэтому я написал своей жене короткое письмо о том, что мое место в храме Божьем, и пошел на поиски лучшего места для служения.

 

За 60 лет служения Богу я объездил весь советский союз, а Также Индию, Тибет, Израиль в поиске пути к Создателю.

Я отказался от всего мирского, дал обет безбрачия, жил на хлебе и воде, и никогда не видел свою семью.

 

Многие считали меня просветленным и даже приезжали, как ты издалека, послушать мои скромные проповеди.

И мне уже стало казаться, что я приблизился к Богу. Я научился общаться с ним в своем сердце! И я слышал его ответы на многие вопросы.

И вот, когда я понял, что путь мой на земле близится к концу, я спросил у него: “Господи, ты спас мне жизнь, чтобы я служил Тебе. Достаточной ли верой и правдой я выполнил свой долг перед тобой?”

 

И я услышал ответ, который меня потряс:

“Вы, люди, считаете, что Я есть в храмах и монастырях. Вы ищите меня в обетах и одиночестве, в пустых кельях и аскезе. Вы отказываетесь от человеческого, потому что вам кажется, что только вне человека есть Я. Вы пытаетесь подняться над физическим миром, чтобы приблизиться к духовному.

Вы ошибаетесь!

Я есть в каждом из вас! Я живу через вас! Вы — части меня!

И служить мне, значит найти меня в себе и нести меня в свою жизнь! А не отказываться от жизни, чтобы познать меня!

Легко быть с Богом, находясь в одиночестве. Легко служить Богу, который принимает тебя любым и прощает тебе все.

Легко нести духовность в мир, находясь в стенах монастыря…

 

Но я создавал человечество не для того, чтобы люди пытались убежать из этого мира. Я создавал его для познания человеком себя настоящего через взаимодействие с этим миром и другими людьми!

 

Вы говорите, что Бог есть Любовь. Но забываете о любви к самым близким.

Вы говорите, что бог — Милосердие. Но экономите на эмпатии к ближнему.

Вы говорите, что Бог дал нам свободу выбора. Но каждый день лишаете выбора других.

Вы говорите, что для служения Богу нужно отказать от мирского и возвыситься. А на самом деле, нужно опуститься на Землю и создать на ней тот рай, о котором вы грезите!

Вы говорите, что нужно уйти от людей, чтобы познать свою душу. А душа познается только во взаимодействии с людьми!

Ваша задача — вспомнить свою божественность и проявить ее в своей жизни!”

 

После этого откровения мой мир перевернулся. Я понял, как ошибался! И мне стало ужасно горько за мою “праведную” жизнь!

 

Я бросил семью ради поиска Бога. А Бог, оказывается, был там! Рядом с моей женой, которая, возможно так никогда и не познала счастья в любви с мужчиной. Которая в войну и после нее сама поднимала детей.

Там, рядом с моими прекрасными доченьками, которые никогда не видели отцовской ласки. Которые, возможно, навсегда возненавидели меня за мой выбор.

Там, где я мог любить и заботиться! Где я мог дарить счастье моим девочкам. Там где моя жена могла в счастье любить меня.

 

Конечно, это было бы труднее, чем по 20 часов в сутки молиться. Конечно, пришлось бы трудиться, чтобы создавать не только для себя, но и для других. Пришлось бы сталкиваться со своими не самыми приятными реакциями и недостойным поведением.

Но уйти в монастыри было проще…

Легче было искать Бога там, где нет людей…

 

Я стал доносить своим братьям пришедшее мне откровение. Меня сочли грешником, богохульником и выгнали из монастыря.

 

Я, конечно, не решился поехать искать своих детей. Надеюсь только, что они смогут меня простить.

И жду, когда на небесах я встречу свою жену! Которую я любил всю жизнь.”

 

Старик закончил свой рассказ и уснул. А я еще долго не мог спать. Все думал и думал…

 

С приходом весны дед Лев умер. Тихо, с улыбкой, во сне.

 

Тепло в этих краях наступает так же неожиданно быстро, как и зима. Поэтому я смог похоронить старика в подтаявшем грунте рядом с его землянкой.

Конечно, я буду скучать по его мудрости и любви. Но мое сердце наполняла радость при мысли, что он пошел к своей любимой…

 

А я вернулся домой. К дочери.

И там меня ждала большая неожиданность. Но это уже другая история.

Скажу только, что больше я не пытался искать духовности за рамками своего сердца и своего дома…”

 

Наталья Гончарова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2017 Наталья Гончарова "Искусство быть счастливой" // Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru